Блог создан для участия в проекте Читать не вредно — вредно не читать! Если вы тоже так считаете, присоединяйтесь!

О том, как я читаю, можно узнать в интервью Вадима Бугаева.

Translate

пятница, 3 апреля 2015 г.

Роберт Кормье. Шоколадная война

Это первая книга серии "Вот это книга" издательства "Розовый жираф", читая которую я не плакала. Если, читая другие книги этой серии (раз, два, три, четыре и ещё одну читала до проекта), я сокрушалась, что никак не могу убедить прочитать их свою дочь (у неё аргумент простой: "Ты читаешь и плачешь, я не хочу плакать"), то с этой книгой не могу определиться: стоит ли моей дочери читать её вообще (правда, она пока по возрасту не дотягивает до рекомендуемого, может, через год я буду смотреть на эти же вещи по-другому).

Единственные сильные эмоции, которые вызвало у меня это произведение — это эмоции возмущения. Причём, возмущало меня всё. Безумная жестокость подростков на протяжении всей книги. Равнодушие учителей ко всему происходящему, точнее, даже не равнодушие — молчаливое согласие со всем происходящим. Постоянное упоминание по ходу сюжета про онанизм — я не ханжа, но как-то не увидела особой необходимости в таких вот описаниях. Безысходность во всём без какой-то надежды на то, что в финале добро победит зло. В конце концов, бедный, примитивный язык автора (или переводчика).

Хотя, конечно, если отбросить гиперболизм художественных образов, то можно посмотреть на моё возмущение более конструктивно. Ведь книга поднимает очень важные проблемы школы, о которых у нас не всегда принято говорить.

Проблема первая. Разрыв между имиджем школы в глазах местного сообщества и реальным положением вещей. Частная католическая школа, в которой происходят описываемые события, на хорошем счету, считается, что обучение в ней является отличной основой для поступления в колледж. Однако, я не увидела ни в одном из описываемых в книге героев-учителей ни желания, ни умения соответствовать этим ожиданиям. Один озабочен собственным статусом и его возможным повышением, второй психически неуравновешен, третий настолько "умён", что подыгрывает классу в его стремлении сорвать урок нарушениями дисциплины...

Проблема вторая. В общем-то, она — продолжение первой. Закрытость, почти кастовость учительской корпорации, та власть, которой обладает (или не обладает) учитель, когда звенит звонок, и дверь в кабинете закрывается. Что происходит за закрытыми дверьми, знает только учитель и класс. Кому будет больше доверия, случись какое-то противоречие? То-то же... Сама уже в этой четверти со своей дочерью столкнулась с такой ситуацией.

Проблема третья. Противоречие между потребностью подростков в организованности, авторитете и неспособностью образовательного учреждения эту потребность удовлетворить. Школьная организация кажется подросткам анахронизмом, а поиск авторитетов среди учителей — смешным. Подросток не может уважать несовременного, не успешного человека, а много ли вы видели современный и успешных людей среди учителей? В итоге — ненависть к школе и презрение к учителям. И — попытки удовлетворить эту потребность, найдя организованность и авторитетов в своей среде. А то, что эти организации и авторитеты асоциальны с точки зрения общечеловеческих ценностей — дело десятое. В школе действует тайная организация Стражей, на существование которой учителя не только закрывают глаза, но и пытаются порой решить с её помощью какие-то свои проблемы, расписываясь в собственном бессилии.

Проблема четвёртая. Конформизм подростков и реакция на девиантное, с их точки зрения, поведение. Отказ главного героя продавать конфеты вместе со всеми учащимися школы был, в общем-то, не сильно мотивирован. Первоначально герой выполнял задание Стражей, а потом стал следовать каким-то принципам, содержание которых он и сам-то даже осознать не может, не то что объяснить. Что это: попытка поиска индивидуальности, борьба за личную свободу, бунт против системы?   Однако, если сам герой до конца не понимает мотивов своего поведения, то школьное сообщество — тем более. И использует доступную ему меру социального контроля — насилие. Сначала психологическое, а затем и физическое. В финале книги избитый герой пытается донести до своего друга не идти против системы, быть таким, как все. Что движет им: сила группового давления? Страх? Измученность этой войной? Меня в большей степени волнует даже не его физическое состояние, а то, что будет с подростком, когда он оправится от полученных травм.  Какой взрослый из него получится? Сломленный и подавленный? Агрессивный и озлобленный? Трагичность повествования не оставляет надежды на то, что он сможет после случившийся с ним истории сохранить свою индивидуальность.

Специально взяла читать именно эту книгу: дочитав вчера "Ужин" Германа Коха (отзыв), размышляла над тем, что мы, взрослые, делаем не так. Как нам предотвратить эту детскую неоправданную жестокость? Не хочется верить в реальность описываемых событий, но и рафинированной барышней не хочется быть ещё сильнее. Тем более, что СМИ постоянно шокируют нас историями о случаях подросткового насилия в разных регионах нашей страны, сопровождая их описаниями безответственности и безучастности, проявленными родителями и педагогами. Больно и страшно. 

Купить книгу на Озоне >>>

6 комментариев:

  1. Маша, как у тебя хватает сил и воли читать такие книги? Почему-то совсем не могу переваривать факты подростковой жестокости - в любо виде, в том числе кино и книгах.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. ЧУМработница, Ира, с огромным трудом, если честно. Сначала было интересен сюжет. Затем читала с надеждой, что вот-вот это безобразие должно прекратиться, и зло будет наказано. Но единственное "наказание" — это фраза, сказанная на последней странице одним из приспешников главы Стражей: "Когда-нибудь, Арчи, ты своё получишь". При этом он сам не был убеждён в своих словах.

      Ты заметила: я ведь даже сюжета почти не коснулась в отзыве, и героев по именам не называла. Причём, делала всё это неосознанно, увидела, только перечитав отзыв перед отправкой. Потому как очень тяжело, противно, больно. Но при этом не оставляет чувство вины: это мы, взрослые, создали условия, чтобы они были такими.

      Удалить
  2. Спасибо, запишу себе в список книгу. Читаю такие под определенное настроение..

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. ARTкрай, вот я тоже взяла читать её "под настроение": находясь под впечатлением от "Ужина" Германа Коха. А поскольку у нас на проекте уже был отзыв на эту книгу, примерно представляла себе, о чём она. Однако, такой жестокости и безысходности представить не могла.

      Удалить
  3. Я читала эту книгу летом 2013 (спасибо Елене Квашниной за подсказку). Ощущение после прочтения очень двойственное.
    Раз книга о школьниках, то всегда думаешь: стоит ли рекомендовать своим ученикам. Возможно, стоит, т.к. проблемы, описанные в книге, есть везде.Думаю, что их надо не замалчивать, а обсуждать.
    Но вот художественный перевод оставляет желать лучшего. Язык схематичный, т.е. простой, "доступный" (ближе к разговорному). Так и хочется спросить: "А где же красота речи, ради которой некоторые люди абсолютно разного возраста (нынче пара семиклассников сказали о таком критерии при выборе произведения) читают книги?"
    Ну и жестокость! Ее так много в жизни: СМИ, кино, ТВ и т.д., что еще раз увидеть это на страницах книги .... бр-р-р.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Лариса, я читала Ваш комментарий к отзыву Ирины Вяткиной. Насколько я поняла, эта книга вообще была в списке запрещённых в США, а сейчас её чуть ли не в школьную программу включили. Я даже не знаю, что меня больше возмутило: то, что была запрещена, или то, что включили в школьную программу (всю классическую литературу в школах США, видимо, уже изучили).

      Книгу подросткам читать всё же надо. Но, на мой взгляд, только в условиях, когда есть близкий взрослый, с которым можно обсудить, осмыслить прочитанное.

      Удалить